АРХИТАЙМ!              
 
Напишите нам Youtube-канал ARCHITIME.RU Instagram подписка на ARCHITIME.RU Telegram-канал АРХИТАЙМ Новости ARCHITIME.RU в Твиттере Новости ARCHITIME.RU в Твиттере Новости ARCHITIME.RU в Facebook Подписаться на новости ARCHITIME.RU

   НОВОСТИ И СТАТЬИ

Sharing is caring: как культура совместного потребления может сделать город ближе к жителям

 

Многие эксперты пророчили конец шеринг-экономики: легким движением руки пандемия коронавируса сделала совместное использование собственности просто небезопасным. Однако, все оказалось не так плачевно: использование каршерингов разблокировано на любой период, парковки постоянно пополняются самокатами, спрос на услуги такси все также велик.

 
 

В этом направлении продолжают рассуждать и молодые умы, работа которых, так или иначе, формирует облик современного города. О том, что такое шеринг в контексте городского пространства мы поговорили с двумя выпускниками образовательной программы АРХИТЕКТОРЫ.РФ (реализуется ДОМ.РФ совместно с Минстроем и при поддержке правительства России), чьи проекты в том или ином виде посвящены совместному потреблению.

Пожалуй, многие москвичи, проживающие в микрорайонах, согласятся, что, выглянув из окна своего дома они увидят местную школу. По понятным причинам, в жилой застройке школам всегда отдавалось (и отдается) приоритетное положение – учреждение должно быть доступно для жителей всего микрорайона. Точнее, для их детей: доступ в школу самих жителей, по большому счету, просто невозможен. Но если задуматься, обширный функционал даже самой обычной школы вполне мог бы отвечать потребностям жителей микрорайона, в которой она находится. Например, для групповых занятий йогой есть зал, для спорта – футбольное поле (часто – единственное в районе), для локальных мероприятий – библиотека, актовый зал и аудитории.

Sharing is caring: как культура совместного потребления может сделать город ближе к жителям
Алина Рахматуллина

Идея решения подобных проблем москвичей лежит в основе проекта по уберизации школ, который разработал архитектор Абдуллах Ахмедов. Уберизация, по сути – цифровой аспект совместного потребления, то, что переводит его в удобную и привычную нам онлайн-плоскость. Многие сервисы, предлагаемые сегодня мобильными приложениями – как раз относятся к этому явлению.

"К идее этого проекта я пришел, когда переехал в другой район Москвы. Наш дом оказался очень активным, и мы столкнулись с тем, что в холодное время года просто негде проводить собрания жильцов, - рассказывает Абдуллах. – Тогда появилась мысль обратиться в местную школу, естественно, в не учебное время. Нам отказали, хотя мы предлагали даже оплатить дополнительный клининг. Это при том, что помещение большую часть времени просто закрыто на ключ".

Тоже касается и остальной школьной инфраструктуры – после финального звонка кабинеты и залы пустеют. Это тот случай, когда шеринговые инструменты могли бы расширить функции классической школы и даже создать дополнительные источники дохода. С подобным механизмом автор проекта даже столкнулся в одном из российских городов.

"Во время регионального модуля программы АРХИТЕКТОРЫ.РФ мы посещали разные российские города, одним из которых был Архангельск. В нем есть исторически обособленный район Соломбала, и там была школа, не огороженная заборами и с довольно свободным режимом работы, который позволял местным жителям пользоваться ее функционалом посредством договоренности. Фактически, это пример уберизации, только аналоговой", - рассказал Абдуллах.

Кстати, удаленное обучение школьников во время действия пандемийных ограничений – тоже своего рода уберизация. По словам архитектора, этот феномен открыл для него новую грань проекта. Ключевыми игроками процесса уберизации, по его мнению, должны стать коммьюнити районных активистов, а каждое образовательное учреждение само решает, насколько оно может открыться.

Sharing is caring: как культура совместного потребления может сделать город ближе к жителям
Абдуллах Ахмедов

Размышляя о шеринге в контексте существующих объектов недвижимости, нельзя не упомянуть о некогда модном формате антикафе, а также о коворкингах и современных городских библиотеках.

"Отчасти, это логичное сравнение – часто меня спрашивали: а не хотите ли вы школу превратить в коворкинг? На самом деле, школьная инфраструктура более разнообразна и ресурсов в ней намного больше, чем в коворкинге, библиотеке или доме культуры. И локация у школы всегда центральная. Ее проще адаптировать под самые разные потребности местных жителей, - уверен Абдуллах. – Хотя у библиотек и ДК потенциал тоже немаленький".

Над проектом, связанным непосредственно с коворкингами, работала архитектор Алина Рахматуллина. Ее предложение – выстроить сеть коворкингов вокруг станций Московского Центрального Кольца (МЦК), расположенных в относительно неразвитых районах.

"Одна из главных проблем Москвы, на мой взгляд – всегда приходится ездить в центр города. Это касается и работы, и отдыха: каждый день в центр Москвы едут жители окраин, пригородов, области. В этом смысле новым центром может стать МЦК, потому что его сеть так или иначе пересекается с каждым радиальным направлением. Это сеть, на которую что-то может функционально нанизываться", - считает Алина Рахматуллина.

Подобные вещи уже реализованы, например, в Японии – в виде небольших кабинок на железнодорожных станциях. Забронировать их можно через интернет, а оплатить – транспортной картой. Практики размещения коворкингов на пересечении магистралей или направлений общественного транспорта существует в Скандинавии. Шеринг малых пространств реализован и в московских аэропортах – в виде слипинг боксов.

"Изначально я рассматривала эту историю как набор стандартизированных модулей, располагающихся на станциях МЦК по японскому примеру, но в ходе размышлений поняла, что проблематика здесь шире. На некоторых станциях есть четко обозначенные пересадочные узлы, павильоны, где есть помещения, в которых могут располагаться, в том числе, и коворкинги. Тоже самое касается и станций, где таких павильонов нет, и от МЦК до метро нужно идти пешком. Эти отрезки пути горожан тоже должны становиться функциональными", - рассуждает Алина.

В перспективе такой подход может решить проблему некоторых неразвитых районов, в которых располагаются станции МЦК. Где коворкинги – там бизнес, а где бизнес – там инвестиции. Это поможет не только разгрузить центр города, но и развить этот каркас, создать новые, локальные центры притяжения. Полноформатный коворкинг, по мнению автора проекта, выглядит более социальным, однако, в условиях пандемии востребованными скорее станут небольшие помещения, где можно будет собраться с минимальным количеством людей.

"Мне кажется, что основная проблема Москвы, помимо транспортных потоков, заключается в том, что периферии не хватает уютных мест, общественных пространств. В развитии районов нужен комплексный подход, и инструменты шеринга здесь тоже необходимо использовать. Для больших городов это уже необходимость, невозможно иметь в собственности все", - уверена Алина Рахматуллина.

Абдуллах Ахмедов уверен, что уберизация и шеринг могут не просто помогать горожанам закрывать какие-то потребности, но и обеспечивать долгую жизнь зданиям.

"Уберизация позволяет решить проблему медленно стареющих зданий, которых в Москве достаточно. Наша жизнь стремительно меняется, и эти здания требуют своевременного перепрограммирования. Пока здание должным образом эксплуатируется, оно получает финансирование, уход. Без этого оно начинает стремительно стареть и доходит до такого состояния, когда его проще снести, - утверждает архитектор. – Хороший пример – огромное здание Центрального Телеграфа на Тверской. Долгое время оно эксплуатировалось очень сомнительным образом, и только недавно был проведен конкурс на его реновацию".

"Шеринг может позволить функционально использовать уже существующие пространства, не создавая новых. Москва так или иначе расширяется, лучше, чтобы это расширение происходило вовнутрь, за счет насыщения существующей среды", - считает Алена Рахматуллина.

Другой вопрос – готовы ли наши города к шерингу в полном объеме. Ведь многие позитивные на первый взгляд решения тоже порождают определенные проблемы. Например, сосед, припарковавший каршеринг так, что другим жильцам стало негде оставить личный автомобиль. Архитекторы уверены, что экономика совместного потребления – важная цель, но шаги на пути к ее достижению требуют дополнительного регулирования.

"Раньше и машины, которые попадали на отшиб города, уезжали оттуда без ковриков и магнитол. Но культура меняется, инфраструктура меняется. Думаю, мы движемся в правильном направлении, просто пока это для нас ново", - считает Алина Рахматуллина.

"Когда мы очень радовались каршерингу и тому, что станет меньше выхлопных газов, мы не думали, что он создаст дополнительную проблему. Мне кажется, это вопрос перенастройки городов. Например, Москва перенастраивалась, когда вводились дополнительные полосы для общественного транспорта, сужались дороги и расширялись тротуары, - вспоминает Абдуллах Ахмедов. – Важна и культура шеринг-потребления – это когда ты знаешь, что можешь оставить машину, где захочешь, но не делаешь этого, потому что понимаешь, что это будет неудобно городу".

СПРАВКА

Программа профессионального развития АРХИТЕКТОРЫ.РФ реализуется ДОМ.РФ совместно с Институтом медиа, архитектуры и дизайна "Стрелка" по поручению Президента России. Ее цель – обеспечить российские города квалифицированными специалистами в области урбанистики, архитектуры и смежных компетенций для формирования комфортной городской среды. В АРХИТЕКТОРЫ.РФ входит бесплатная лидерская офлайн-программа, система онлайн-образования, публичные лекции и семинары, посвященные городскому развитию. Программа отвечает на ключевые вызовы комплексного развития городов, социально-экономического развития, создания доступного и качественного жилья и предлагает взглянуть на указанные проблемы в широком контексте. Впервые программа прошла с июня по декабрь 2018 года, второй набор завершился в сентябре 2020 года.

БИО

Абдуллах Ахмедов шесть лет учился в Дагестанском государственном техническом университете по специальности "архитектура", еще четыре отучился в аспирантуре МАРХИ на кафедре общественных зданий, где готовится к защите кандидатского исследования. Учился в выездной школе Лондонской архитектурной ассоциации в Москве. Работал в нескольких архитектурных бюро и девелоперской компании. Среди реализованных проектов, которыми архитектор особенно гордится – музей "Домик Петра" в Дербенте.

Алина Рахматуллина пять лет училась в Казанском государственном архитектурно-строительном университете, работала в казанском архитектурном бюро. В Москву переехала, когда поступила в интернатуру при бюро Wowhaus, в котором и осталась работать. За время работы здесь работала над реализацией нескольких арт-объектов в городе Выкса, в Никола-Ленивце, реализовала собственный арт-объект на московском фестивале феерверков в Братеевском парке. Сейчас работает в архитектурном бюро "Дружба", в числе других его специалистов участвовала в реализации проекта благоустройства территории Павловской Гимназии в Подмосковье.

-----------------------------------------
Материал © ARCHITIME.RU
КОПИРОВАНИЕ ТЕКСТА ЗАПРЕЩЕНО БЕЗ АКТИВНОЙ ССЫЛКИ НА ARCHITIME.RU
-----------------------------------------


© 2007 - 2020, ARCHITIME.RU - информационно-образовательный ресурс,
идея - Мария Малицкая
, architime@mail.ru, mail@architime.ru.
Администратор сайта - Белых Г.И.. Благодарность за помощь в создании сайта: Хомяковой Н., Борис С., Сочалину О., Малицкому Г., Федорищевой Е., Кулагиной М.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц моложе 12-ти лет.
 
УЗНАВАЙТЕ ПЕРВЫМИ
ОБО ВСЕХ АРХИТЕКТУРНЫХ КОНКУРСАХ И КЛЮЧЕВЫХ СОБЫТИЯХ -
ВЫБЕРИТЕ СВОЙ КАНАЛ ПОДПИСКИ:
e-mail подписка на ARCHITIME.RU
Instagram подписка на ARCHITIME.RU
Youtube-канал ARCHITIME.RU
Youtube-канал ARCHITIME.RU
vkontakte - подписка на ARCHITIME.RU
facebook - подписка на ARCHITIME.RU
twitter - подписка на ARCHITIME.RU
e-mail подписка на ARCHITIME.RU

Самые интересные спорткомплексы
Музей часов от Бьярке Ингельса
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru